«Я училась в общеобразовательной школе, и несмотря на то, что параллельно занималась художественными практиками, времени на подготовку полноценного портфолио у меня не было. Поэтому по окончании школы я поставила себе задачу наработать портфолио. Сначала я думала пойти на курсы, но знакомая, учившаяся на Pre-Foundation Art & Design, рекомендовала поступать сюда. Я изначально поступила с целью, проучившись год, подать документы в западные школы искусств.

Я не ожидала, что Pre-Foundation Art & Design — это серьезный курс, а не подготовительные уроки. За полгода я научилась думать и работать не по шаблону. До этого я обучалась в обычных школах, где все было довольно стандартно: А2 лист, делай, что говорят, объясняют, как и что делать. А здесь я столкнулась с необходимостью постоянно бросать себе вызов. И задания были интересными. Я до сих пор помню, как на второй неделе обучения мы отправились на выставку. А на выходе Михаил (Михаил Левин, куратор программы Pre-foundation Art & Design - прим. ред.) нам говорит: "У вас есть 100 рублей, купите на них материал, и сделайте из купленного работу-размышление по мотивам посещения выставки". Сначала я подумала "это как?". Но в итоге получилось, и эту работу отметила Чикагская школа искусств. Я создала рефлексию на тему глобализации. Пошла в Макдональдс, купила картошку-фри и выложила из него “пэкмена”, который пожирает планету. Когда бросаешь самой себе вызов — результат превосходит ожидания.

Учебный год состоял из ротаций — 6-недельных тематических блоков, во время которых мы занимались одним из четырех направлений: Communication Design, Fine Art, 3D или Fashion. После каждой ротации у нас был assessment, то есть собрание всех работ в портфолио и создание небольшого сочинения в 300 слов. Моей любимой ротацией был Fine Art. Там я многое я делала впервые. Например, фотографировала на пленочный фотоаппарат, делала фотокамеру из обувной коробки, участвовала в перформансе.

Нам никогда не объясняли, как что-либо сделать. Нам просто давали задание и ожидали работу к определенному сроку. Нас никогда не ограничивали в материалах. Нам не говорили: выполните эту работу акварелью на листе А2. Иногда мне приходилось за материалами ездить в OBI, потому что мне нужны были доски и гвозди.

Однажды нам сказали, что будет урок в универмаге Цветном. Все студенты должны были распечатать работу импрессиониста и принести с собой. В торговом центре мы узнали задание: собрать 5 "луков", которые бы отражали идею принесенной тобой импрессионистской работы, скажем, по цвету или форме. То есть ты приходишь в магазин, собираешь "лук", фотографируешься в примерочной. Потом по возвращению в класс мы делали презентацию, объясняли свой концепт.

Мне нравилось, что нас никогда не оценивали в духе "это правильно — это неправильно". Давалась объективная оценка. Не было такого, чтобы преподаватель говорил: “Мне не нравится, не так падает свет”. Говорилось, как работу можно улучшить и доработать для портфолио. Оценки ставились в формулировках "not pass", "pass", "merit" или "distinguished". Последнее — самый высокий уровень. У меня ни одного "distinguished" не было, я не была самой сильной в группе. Оценка ставилась в соответствии с критериями — например, "материал": насколько ты не привязана к одному карандашу и экспериментируешь с материалами. Или "концепт": насколько работа продумана. К идее нужно было прийти, и при этом не просто создать концепт, но и уметь объяснить его.

Я выбрала Чикагскую школу искусств, так как она считается самой престижной в Америке из всех школ искусств. Туда очень сложно поступить. Я подавала документы туда и еще в несколько вузов. Меня везде взяли. 50% этого — заслуга Британки, конечно. Я очень этим горжусь. Меня взяли еще в колледж дизайна в Лос-Анджелесе и на программу Foundation в UAL в Лондоне. Процедура поступления была простой: отправляешь по электронной почте сертификат IELTS, оценки из школы, на которые не смотрят, и портфолио в электронном виде, от 10 до 15 лучших работ в любом формате. То есть можно отправить сканы работ, фотографии и видео. Также было важно написать мотивационное письмо. Я помню, что очень нервничала, сомневалась, что поступлю. Но до сих пор помню этот момент: 24 февраля, я проверяю телефон и вижу письмо "Поздравляем".

Будущим студентам БВШД я советую не бояться. Когда я поступила, я понимала, что это Британка, и здесь тебя никто не будет ограничивать в формате листа. Но мне было страшно: вдруг меня не поймут, вдруг я не смогу объяснить и мне будет стыдно? А потом все это ушло».