Программа: ДПО «Сценография»
Проект: «Спящая красавица». Балетно-акробатический спектакль на музыку П.И.Чайковского
Студент: Сергей Рябов

«На дипломном проекте мне хотелось сделать сказку — что то очень красивое, фантазийное, большую форму, плюс попробовать соединить классический и современный балет (а точнее — поработать с границами традиционного и современного танца и вообще допустимых пределов их совмещения, сломать основные принципы и каноны классического балета и посмотреть что из этого может получиться).

Сюжет "Спящей красавицы" как раз содержит потенциальную возможность кардинальной смены эпох, стилей. Из этих же соображений я выбрал сцену для проекта— Новая сцена Мариинского театра подходит и под классическую, и под современную постановку.

Если отстраненно взглянуть на историю Спящей красавицы, то можно заметить, что сюжетная линия принцессы Авроры довольно ограничена. Она засыпает в день своего 16-летия и просыпается только в конце произведения от поцелуя чистой любви. Однако именно она является главной героиней и именно в ее честь назван балет. Это натолкнуло меня на размышления о том, что в действительности героиня спит только внешне, а ее душа, сознание, попадает в некий лимб, пространство между жизнью и смертью, между сном и реальностью. Мне было крайне интересно искать и создавать такое визуальное решение, в котором зритель сможет наблюдать за героиней в ее сне на протяжении всего спектакля; изобразить мир сна, из которого Аврора не может найти выхода, находясь как бы в заточении, в подвешенном состоянии между сном и реальностью.

Такие поиски среды сна, а также обращения к первоисточникам (сказкам Шарля Перро, Братьев Грим, традиционным европейским сказаниям) воплотились на сцене в виде огромного технологичного «хрустального ларца» — восьмиметрового аквариума с настоящей водой, в котором на протяжении почти всего спектакля существует «душа принцессы».

Важным и ключевым аспектом в поиске идей стало время написания балета — 1890 год. Это время на рубеже веков, которое определялось в литературе, творческой мысли, самовыражении как декаде́нтство. В данном проекте предпринята попытка показать закат, конец определенной эпохи, смену веков, финал определенного времени, и Аврора, как последнее порождение этого времени, засыпает вместе со всем королевством. Поэтому выбран стиль готических руин, затонувших кораблей, ощущение упадка, декаданса, романтической готики, теплой мрачности. Королевство полуразрушенное, обреченное на гибель, уже полузабытое, умирающее государство, в котором все обречено на скорую погибель; однако все живут, делая вид, что ничего не замечают. Эта часть спектакля — классический традиционный балет со свойственными ему атрибутами (плоскими расписными декорациями, симметричной композицией, наличием кордебалета).

Согласно сюжету, влюбленный Лео отправляется в потусторонний мир, чтобы, встречая на пути множество препятствий, спасти любимую. Поэтому помимо самой среды сна было важно показать переход в этот иной мир. Для изображения потустороннего мира необходим был принципиальный слом, кардинальная смена визуального языка. В условиях театральной сцены, мир, выстроенный из декораций, — это и есть сказка для наших героев, поэтому смена миров показывается через демонтаж декораций открытым способом, разбор мира сказки по частям. Монтировщики, существующие в абсолютно бытовом жанре, являются для жителя сказки существами иного порядка, а классический балет заменяется в этой части "танцем" разбирающихся декораций.

По прошествии 100 лет мы попадаем в новый мир, где главный герой становится спасателем и наконец, разрушает чары. Эта часть – современный пластический спектакль с элементами акробатики и гимнастики. Он решается в минималистичном стиле. Основой сценографии на контрасте с первой, классической частью, являются технологические объекты, свет, проекции. Вода, символизирующая чары, дождем выливается на сцену, образуя «зеркало», которое становится важной частью спектакля в смысловом и визуальном плане.

Использование таких необычных визуальных приемов в балете делает его близким к современным технологичным цирковым шоу, но, тем не менее, в данном случае сценография все же работает на максимальное раскрытие идеи. Это показывает, как можно размывать грань между театром и другими видами искусства».