идеи

Закулисье модного показа

Каждый год студенты программ Британки по направлению fashion презентуют свои итоговые коллекции на Mercedes-Benz Fashion Week Russia. 

Мы спросили студенток программы британского бакалавриата BA (Hons) Fashion Нину Вересову, Эмилию Токареву, Ксению Дорогову и Лину Буксдорф о том, как организована закулисная сторона модного показа, которую не видит зритель.


О подготовке к показу 

Эмилия Токарева: Подготовка к MBFWR складывается из разных этапов — кастинг моделей, работа с аксессуарами (я, например, делала коллаборацию с дизайнером украшений-ювелиром, чтобы получить концептуальные интересные вещи, при этом концептуальный подход мастера тоже очень важен, человек привносит свое интересное видение), выбор обуви (это тоже может получиться не сразу). Возможна доработка коллекции, если она капсульная — можно сделать еще несколько образов.




Лина Буксдорф: Самое важное - позаботиться о стайлинге. Для своей коллекции я делала обувь и аксессуары на голову. 

Ксения Дорогова: Помимо создания самой коллекции не менее важным этапом является тщательный подбор (или же создание) обуви и аксессуаров, подходящих под контекст коллекции и ее качественное дополнение. Эти несколько минут на Неделе Моды должны быть спланированы как эффектное шоу, отражающее основной смысл, историю каждой коллекции, а главное — как отдельный не менее важный этап — музыка, так как она создает первое впечатление и настроение для коллекции.

Нина Вересова: Мы до конца доделываем коллекцию из шести луков к выставке, которая проходит в начале июня в Британке. Для съемки лукбука нужно придумать аксессуары и обувь, чтобы образ был полноценным. Но основная концентрация остаётся именно на предметах одежды, так как именно они оцениваются во время асессмента (экзаменационный период — прим.ред.). Решения с аксессуарами и обувью ощущаются как второстепенные.

Кажется, что обувь — это головная боль всех дизайнеров. Обычно о ней думают в последний момент. Обувь для показа усложнена количеством моделей. Вместо одной пары нужно шесть. Обувь должны быть интересной, поддерживать и подчеркивать вещи из коллекции, но при этом не забирать на себя все внимание. Мне было очень сложно сдержать себя и упростить все идеи, которые у меня были, до белых медицинских бахил. Иногда самый простой вариант — самый правильный. Бахилы отражают концепцию и передают настроение коллекции, её стерильность, придают моделям необычный силуэт. Такое решение сильно упростило мне жизнь. Зато получилось оторваться на аксессуарах. Я сделала две расшитые пайетками и бусинами шапочки, имитирующие тараканов в голове, ведь концепция моей коллекции про мыслительный процесс. 

Транспортировка коллекции — тоже очень важный этап. Нужно приехать на площадку рано утром и очень постараться ничего не забыть. Это было моим основным переживанием перед показом, потому что можно не успеть привезти забытое.


О кастинге моделей 

Нина Вересова: С кастингом моделей нам помогает Британка. Наша задача — привезти в день кастинга коллекции в школу и выбрать моделей, которые подходят концептуально, гармонируют по росту и внешности, примерить на них вещи, внести правки если требуется. Кастинг это очень волнительное событие. Достаточно непросто выбирать моделей из ста девочек, которые сидят. Ещё более непросто говорить кому-то, что они не подходят.

Выбирать нам помогают преподаватели, советуют. Обсуждение идёт в присутствии моделей, иногда это неловко. Например, сказать, что у кого-то ноги не такие худые, или наоборот. Я в этот момент переживаю о чувствах моделей. Но как обсуждать такие моменты более человечно тоже не очень понятно. Важно видеть в модели человека, а не просто тело, познакомиться с ней, иметь возможность пошутить и не забывать спрашивать, комфортно ли ей.

Мы делили один набор из шести моделей на двух дизайнеров. Так как мы с Настей Павлович были в первой группе, нам повезло выбирать моделей первыми. Так что получилось подобрать идеальных моделей, гармонирующих между собой и передающих дух обеих наших коллекций.


Лина Буксдорф: Мы отбирали по принципу «выбери самую высокую и худенькую из тех, что еще не разобрали»! А если серьезно, то на двух дизайнеров было шесть моделей, то есть изначально по внешности они должны подходить под две коллекции. Нам со Златой повезло сойтись во мнениях и все модели были просто замечательные и устраивали нас обеих! 

О музыке

Эмилия Токарева: Музыка должна отражать концепцию, подсказывать на уровне ощущений, что должен чувствовать человек, смотрящий на эти вещи. Это очень важная составляющая шоу, она еще больше вовлекает зрителя в происходящее. Жесткая ритмичная музыка может создать контраст, скажем, со светлыми яркими вещами, тем самым подчеркнув их выразительность, а мягкий и лиричный трек создает атмосферу сказки вокруг и без того уже сказочных вещей, что еще усиливает их воздействие на гостя показа. 

Лина Буксдорф: У каждой коллекции есть ритм, и ритм этот ведом только дизайнеру. Дизайнер понимает и думает о ритме, когда работает над коллекцией. Ритм — это настроение, атмосфера, динамичность. Необязательно, чтобы это было глухое «бум-бум», музыка должна «выталкивать» коллекцию на передний план, а не просто играть красивым фоном. Музыка — это едва ли не самое важное во всем показе. Ведь зрители запомнят не одежду, а общее «шоу», в котором ты в том числе и звукорежиссер.

Ксения Дорогова: Еще во время работы над коллекцией я брала музыку ветра за вдохновение, и мне хотелось, чтобы во время показа музыка ветра звучала достаточно отчётливо и доносила каждому свой смысл; чтобы зритель почувствовал веяние некого волшебства. Пришлось освоить некоторые навыки создания музыки с нуля и поиграть самостоятельно с эффектами, чтобы создать свой уникальный трек.

Нина Вересова: Мне очень нравится идея, что хорошо работает та Музыка, под которую создавалась коллекция. У многих девочек это правило отлично сработало. У меня так не получилось, потому что группой номер один в этом учебном году были The Prodigy. Они классные, но не передают концепцию, слишком клубные, веселые, задорные. Мне нужно было найти что-то более агрессивное, с той же энергией, но серьезнее, жёстче. 


Музыку я искала по ключевым словам моей концепции. И после сотни прослушанных треков нашла тот самый, идеальный.

После кастинга мы утверждаем музыку с куратором — Клэр Лоупман. Она может посоветовать что-то, если возникают трудности, обратить внимание на лучшие варианты. Но финальное решение все равно остаётся за дизайнером.


О трудностях

Эмилия Токарева: Самое трудное во время подготовки — за 6 минут переодеть всех своих моделей в сложные образы из многих вещей, с обувью и аксессуарами после того, как они показали вещи другого дизайнера (в нашем показе два дизайнера делили одну группу моделей). А в остальном, чтобы минимизировать нервы при подготовке, важно просто всё качественно и слаженно организовать. Еще постоянно искать моделей, чтобы направлять их на следующий этап подготовки, так как они постоянно исчезают, и отвечая на звонок, могут быть почему-то и в метро, и в кафе на соседней улице, и просто не приходить на укладку или макияж по полчаса, это очень забавно.


Лина Буксдорф: Очередная транспортировка коллекции стала очередным вызовом, особенно когда в день показа в Кремль приехала Ангела Меркель и машины не подпускали к въезду Манежа! 

Ксения Дорогова: Самое трудное практически всегда — это привезти и отвезти наряды. Так как основной материал моей коллекции — пластик, он не очень хорошо переносит транспортировку. Всё время был страх, что он деформируется. 



Нина Вересова: День показа — это одно большое ожидание. Моменты безмерной скуки сменяются резкими действиями, которые нужно совершить как можно скорее и эффективно! Это такая гонка с передышками. Кажется, что самым сложным для меня было сохранять спокойствие и не паниковать. Очень здорово в такие моменты иметь рядом дружеское плечо, свою команду. В процессе все очень поддерживали друг-друга, помогали, смеялись, переживали. Было здорово ощутить сильную поддержку и помощь от студентов младших курсов и от своих одногруппников.

Ещё практически все время на бекстейже мы играли в игру «собери всех моделей вместе». Нам нужно было следить за моделями своей группы (6 моделей на двух дизайнеров) и собирать их на прическу, макияж, репетицию, стараться их не терять и контролировать, чтобы они возвращались во время. Это наверное было и приключением и развлечением. Мне бы очень хотелось научиться не воспринимать неполадки и неурядицы как трагедии, но это возможно только с опытом, так что есть куда стремиться.

Достаточно неожиданным для меня было внимание фотографов на бэкстейдже к моей коллекции. Это очень приятно и радостно — до сих пор получать все новые и новые фото с бэкстейджа.

Неожиданностью также стало то, что я совсем не видела, как мои модели шли по подиуму. Как только они возвращались, начиналась мясорубка из раздевания и переодевание в одежду другого дизайнера. Я помню только пол, потому что я снимала обувь со своих моделей и одевала их в следующую.


Об эйфории

Ксения Дорогова: Когда идешь по подиуму с моделью, чувствуешь, ради чего ты столько сил отдал, чтобы почувствовать себя на маленький шажок ближе к успеху. Своему успеху.

Эмилия Токарева: Когда я шла по подиуму вместе с моделями, то хотелось во весь голос весело подпевать песне, что звучала: "Can you feel the power"? Славные заслуженные полторы минутки света в лицо и осознания, что вот она, точка невозврата между прошлым и будущим. Чувство настоящего момента было очень сильным.

Нина Вересова: Я очень волновалась. Я привыкла быть за объективом, с другой его стороны. И публичное выступление, даже такое небольшое, было для меня волнительно. Мы с моей прекрасной моделью Марусей шли первыми. За кулисами она говорила мне, что мы восхитительны и надо улыбаться. Когда мы вышли, был только подиум и куча света в лицо. Невозможно было увидеть зал, высмотреть знакомые лица. Это ощущалось как дезориентациям в пространстве. Но было радостно. Может быть, это прозвучит банально, но мне совершенно не верилось, что это происходит. Я была горда, рада и напугана.

Когда мы зашли за подиум, все что мы могли делать, это обниматься и плакать, смеясь!


О будущем

Нина Вересова: Это был очень эмоционально разнообразный опыт. Чувства переполняли, особенно после показа. Осознание, что все закончилось, пришло совсем не сразу. Но наконец-то это произошло, режим ожидания между июнем и октябрем закончен, и теперь будет проще браться за что-то новое. Вместе с показом закончилась и Британка, совсем. Ведь даже после получения диплома и выпускного октябрьский показ как бы оставлял чувство незавершенности.

Это хороший старт, классные картинки в портфолио с надписью Vogue и новые возможности. Мне бы очень хотелось поехать на стажировку в Европу, посмотреть, как там все устроено. 

После Британки осталась целая куча материалов, которые мне бы хотелось развить шире. Из всех скетчбуков за четыре года обучения можно легко собрать несколько коллекций. Так что сейчас я стараюсь прислушаться к себе и понять, что же мне со всем этим делать дальше.

Лина Буксдорф: Вчера мне приснился сон, что показ нужно повторить. И я проснулась в холодном поту, серьезно! Это был замечательный новый опыт. А что будет дальше — скоро расскажу  и покажу!