проекты

Поцелуй феи

Программа: ДПО «Сценография»
Проект: визуальное оформление к балету Игоря Стравинского «Поцелуй феи»
Студент: Мария Зайцева

«Для дипломного проекта я выбрала однотактный балет Игоря Стравинского "Поцелуй феи", написанный в 1928 году и в том же году сыгранный на сцене Grand Opera в Париже "Труппой Иды Рубенштейн".

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ БАЛЕТА:

1 картина - Метель
Балет начинается с метели, которая обрушилась на мать с ребёнком, мать умирает, младенец остаётся один на снегу, но тут появляется фея и дарит ему поцелуй, приближение деревенских жителей спугнули фею и она исчезает, люди находят младенца и берут себе. 

2 картина - Деревня
Младенец превратился в юношу и живет в деревне, встречает девушку, которая становится его невестой.

3 картина - Деревенский праздник
На котором должны сыграть свадьбу главный герой и его избранница, когда она идёт переделаться в торжественное платье появляется фея

4 картина - мир феи без времени и пространства 
А вслед за ней и ее слуги, измерение чар проникает в мир сказки и захватывает юношу, а также все вокруг. 

После ознакомления с либретто и музыкой балета, я обратилась к первоисточнику, на который опирался Стравинский, это сказка Андерсона "Ледяная дева". В процессе чтения в моей голове сложилась картина заснеженного вакуумного пространства, в котором разворачивается действие сказки. Размышления привели меня к воспоминаниям о рассказе Лафкрафта "Сны в ведьмином доме" и о книге Лоиса Лоури "The Giver".
Опираясь на эти 3 произведения, я и придумывала сценографию.

Кстати, когда я решила делать проект для сцены Баварской оперы, я написала им e-mail — и я, конечно, этого не ожидала, но они выслали мне все нужные чертежи сцены!

Глобально мир балета делится на два измерения: измерение сказки, где располагается деревня, живет главный герой, проходит деревенский праздник, и измерение феи, где нет ни времени ни пространства, там обитает она и ее слуги.

Мир феи я выношу за рамки сценического пространства, делаю его недоступным для взгляда зрителя. Мне хотелось, чтобы это измерение лишь намекало на себя, чтоб обнаруживало своё существование лишь фрагментарно. 

На сцене представлен белый павильон, стены и потолок которого сделаны из мембранной ткани Trapeze Plus Stretch Fabric. Танцоры размещаются на полётных устройствах за стенками павильона. Полётные устройства закреплены на колосниках и на каркасе конструкции. Мембранное покрытие (3 стенки и потолок) отзывается на пластические движения исполнителей, а появление их в разных местах поверхности создаёт танец, у зрителя  возникает интерес: что же там за стенками? Стена становится живой — она воплощает измерение феи, которое пытается выйти из своих рамок и захватить новые пространства.

В финале из круглых отверстий в потолке появляются трубы, похожие на эвакуационные чулки на нефтяных вышках, по которым в лучах прожекторов спускаются разноцветные фигуры фей, очаровывают и забирают юношу, заполняя собой все пространство.


Костюмы персонажей делятся на две группы. Первая — это костюмы матери, юноши и жителей деревни. Лаконичный геометричный крой и тотальная чёрная заливка создают образ безликой толпы, они напоминают жителей черно-белого утопического мира Лоус Лоури. 

Вторая группа — костюмы феи и ее слуг. Яркие, контрастные трико, узор которых - это химическая реакция снятая под микроскопом. Я намеренно не выделяю костюм феи, мне кажется, что интереснее работать с пространством как с персонажем и с целой массой людей. Движением танцоры создают живое пространство, которое становится полноправным героем. Участники выступают массой, как полчище муравьев, в финале, прогрызая оболочку сказочного мира, подчиняя все окружающее себе.

В работе сценографа мне больше всего нравятся практически безграничные возможности самореализации. Можно придумать максимально абстрактную композицию, можно изучить исторический период и воплотить его на сцене, а можно все это замиксовать. Это особенно чувствуется в сравнении с работой архитектора, в прошлом году я закончила МАрхИ, и там, конечно, можно придумать что угодно, но когда дело доходит до СНИПов (строительных норм и правил) — прощай, половина задумок! 

Также для сценографа очень важна работа в команде: вообще, любая театральная профессия не существует как самостоятельная единица, каждый участвует в одном большом деле, и только благодаря сотворчеству может получиться магия спектакля. Я хорошо это почувствовала, когда, еще участь на архитектора, начала работать ассистентом театрального художника Кати Джагаровой, на проектах «Прикасаемые» (малая сцена Театра Наций, режиссер Руслан Маликов) и «Гроза» (Волковский Драматический театр в Ярославле, режиссер Денис Азаров). Когда попадаешь в реальный проект — начинаешь понимать, что хотя художник и работает в основном с режиссёром, — во время "собирания" спектакля на площадке включены в процесс все, и от каждого в равной степени зависит результат.